Оптимизация регуляторной нагрузки на финансовом рынке

Актуально

WAIFC / Всемирный aльянс международных финансовых центров

Дорожная карта
МФЦ 2013-15

Информация о реализации Дорожной карты «Создание международного финансового центра и улучшение инвестиционного климата в Российской Федерации»

Календарь событий

Май 2020
ПнВтСрЧтПтСбВс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Развитие / Ключевые темы

Реформа индустрии НПФ


Назад к списку публикаций

Выходцы из пенсионной тени

29.10.2013 22:24 / vedomosti.ru

«Деньги любят тишину» — так обычно отшучивались топ-менеджеры кэптивных НПФ, когда речь заходила о том, почему их учредители перевешивают на балансы фондов всевозможные активы — от телеканалов до пароходов. До недавнего времени НПФ были для их владельцев идеально тихим местом хранения активов. Но в этом году все изменилось: правительство объявило на пенсионном рынке «чистку».

Большая встряска

С 2015 г. накопления граждан смогут привлекать только те фонды, которые будут акционированы, раскроют своих владельцев и, подтвердив ЦБ финансовую устойчивость, вступят в систему гарантирования накоплений. Остальные должны будут вернуть накопления застрахованных обратно в Пенсионный фонд России, чтобы граждане еще раз сделали выбор между НПФ, прошедшими отбор.

Официально декларируемая цель ужесточения — защитить интересы граждан. Правда, это благое дело чиновники начали не с фондов и не с их владельцев, а с изъятия у граждан 244 млрд руб. их будущих накопительных пенсий. Взносы граждан на накопительную часть за 2014 г. правительство направит на выплаты нынешним пенсионерам, чтобы облегчить нагрузку на федеральный бюджет. Это не конфискация, уверяют чиновники, а здравый смысл: пока в отрасли беспорядок, отдавать частным фондам новую порцию накоплений было бы неразумно.

Рынку НПФ в России более 20 лет. В начале 1990-х многие работодатели начали создавать свои НПФ, закон стимулировал их с помощью налоговых льгот — компания экономила, уменьшая базу по налогу на прибыль на сумму взносов в НПФ. От налога на прибыль фонды освобождал статус некоммерческих организаций (НКО). Тогда назвать НПФ самостоятельным бизнесом было сложно — они были интересны только их компаниям-учредителям, поскольку позволяли оптимизировать налогообложение и заполучить свой «денежный мешок». В таком состоянии НПФ в 2004 г. были допущены к работе с пенсионными накоплениями — без вопросов к их правовому статусу и контролю за ними. Вопросы у правительства и нового регулятора ЦБ появились спустя 10 лет, когда в НПФ скопились уже 888 млрд руб. накопительных и еще 780 млрд корпоративных пенсий граждан (на 30 июня).

Почему правительство и регулятор устроили встряску рынку только сейчас, а не навели порядок на старте пенсионной реформы — вопрос риторический. Повлияло два фактора. Во-первых, в последние годы стремительно начал нарастать дефицит бюджета ПФР на фоне колоссального перетока накоплений граждан из государственной системы в частные фонды (см. график). Во-вторых, появился мегарегулятор ЦБ с гораздо более жестким подходом к подопечным, чем упраздненная ФСФР.

Тихий омут

Без потерь и скандалов «чистка рынка» не обойдется, признает федеральный чиновник. «Пройти проверку ЦБ захотят и смогут не все фонды, у мелких НПФ может просто не хватить ресурсов, чтобы соответствовать нормативам [которые установит ЦБ], и [у некоторых менеджеров фондов] появится соблазн покинуть рынок вместе с деньгами, которые успели насобирать за это время», — говорит он.

На практике никакие ограничения не спасают от рискованного вложения даже обязательных накоплений. По закону НПФ не могут самостоятельно инвестировать накопления — все операции, включая банковские депозиты, осуществляют управляющие компании НПФ. Большую часть своих активов фонды, особенно крупные, доверяют родственным УК. Накопления в отличие от средств корпоративных пенсий не так просто направить в свой бизнес. Их разрешено вкладывать в установленные законом активы: высоконадежные акции и облигации корпоративных эмитентов, госбумаги, депозиты в банках с высоким рейтингом (их список регулярно пересматривается правительством). «Напрямую вкладывать накопления в любой свой проект владелец фонда не может, если это не владелец уровня “Газпрома” или РЖД, — рассказывает топ-менеджер среднего фонда. — Но можно разместить большие объемы на депозитах в дружественном банке, который потом будет кредитовать проект длинными деньгами». По его словам, есть и схема посложнее, которая подходит крупным НПФ. Речь идет о выпуске облигаций специально под пенсионные накопления, который бы формально удовлетворял всем требованиям, «расторговать» его силами родственных брокеров и выкупить на портфель накоплений.

Чем закончится чистка — самый сложный вопрос. Два высокопоставленных федеральных чиновника в разговоре с «Ведомостями» не исключали, что в результате на рынке останется лишь пара десятков НПФ (из 95, которые сейчас могут работать с накоплениями). Останется около 20 сильных игроков, ожидает другой федеральный чиновник: «Это нормально. Потому что, если ситуация в экономике ухудшится, слабые фонды побегут к государству — и их придется спасать, а сильные смогут выдержать удар». Нет ясности и с размером бреши в активах фондов. Так, еще в начале октября федеральный чиновник и человек, близкий к регулятору, говорили, что ЦБ предварительно оценивал объем дыры в 5 млрд руб. Неделю назад высокопоставленный федеральный чиновник уже называл другой порядок цифр: около 100 млрд руб., т. е. чуть менее половины фонда Агентства по страхованию вкладов.

Неопределенность сказывается на ценах. После кризиса цены на НПФ начали расти — с 5-10% активов фонда до 15-20% еще летом этого года. Однако, после того как правительство начало менять правила игры, интерес инвесторов к НПФ сильно снизился, как и цены, рассказывают участники рынка. «Сейчас на продажу выставлены средние и крупные фонды, однако потенциальных инвесторов мало — у людей нет уверенности, что с этим бизнесом будет завтра, и никто не готов платить 20% от активов», — говорит топ-менеджер фонда из двадцатки крупнейших. Официальное раскрытие цены сделки с НПФ было на рынке лишь однажды. ГМК «Норникель» в проспекте к евробондам указал, что ожидаемая сумма сделки по продаже НПФ «Наследие» (ранее НПФ «Норникель») UCP Ильи Щербовича — около $85 млн, сообщил «Прайм». Учитывая, что активы «Наследия» превышают 57 млрд руб., цена выглядит очень низкой — 5% активов.

Дешевые деньги

Риски в фондах можно разделить на две категории. Первая — мошенничество. Например, год назад ФСФР отозвала лицензию двух небольших НПФ — «Трансстроя» и «Профессионального независимого». Незадолго до отзыва ФСФР обнаружила, что они самостоятельно инвестировали пенсионные накопления, смешивали на одном расчетном счете средства из разных источников, тратили будущие пенсии своих клиентов на текущие расходы. У обоих фондов было около 6000 клиентов-физлиц, доверивших им более 120 млн руб. накоплений. Теперь Пенсионный фонд России в судах добивается возврата средств клиентов этих НПФ, говорит его представитель.

Другая зона риска — фонды, успевшие вложить большие объемы пенсионных средств в долгосрочные проекты своих владельцев или связанных сторон, признает человек, близкий к регулятору: «Если такие фонды не пройдут проверку ЦБ, им придется возвращать накопления, а смогут ли они вытащить их быстро из своих проектов — это большой вопрос». Пенсионных фондов, поменявших владельцев в последние 2-3 года, довольно много, причем большинство покупателей — девелоперы и финансисты. Это бывший владелец «Глобэкса» Анатолий Мотылев (совладелец фонда «Ренессанс жизнь и пенсии»), владелец «О1 пропертиз» Борис Минц («Телеком-союз»), владелец Бинбанка и «Интеко» Микаил Шишханов (НПФ «Европейский»).

Интерес инвесторов к НПФ резко вырос после кризиса, когда НПФ остались чуть ли не единственным внутренним источником длинных и дешевых ресурсов. ФК «Открытие», затеявшая крупнейшую на банковском рынке сделку по покупке Номос-банка, получила контроль над НПФ «Лукойл-гарант» и НПФ электроэнергетики. Оба — лидеры рынка (на двоих 170 млрд руб. накоплений). Представители «Открытия» и НПФ не комментируют, сколько пенсионных денег инвестированы в проекты корпорации и сделку с Номос-банком. Официально «Открытие» даже не признает, что владеет фондами. В том числе на пенсионные деньги были куплены акции недавно размещенной в рамках SPO допэмиссии «Номоса», рассказывали «Ведомостям» источники на фондовом рынке.

Когда в 2004 г. ЦБ потребовал аналогичной прозрачности от банков для вступления в ССВ, банковский рынок сотрясали скандалы: отзывы лицензий, паника вкладчиков, по рынку гуляли черные списки банков, которых ЦБ якобы не допустит в ССВ. Но на рынке НПФ этого не произойдет, успокаивает федеральный чиновник: «Если какие-то НПФ обанкротятся до появления системы гарантирования, возмещать потерянные пенсии россиян будет ЦБ за счет собственных средств». Такой порядок предусмотрен законопроектом о гарантировании накоплений, внесенным правительством в Госдуму. Правда, возмещению подлежит только номинал — сумма страховых взносов работодателя на накопительную пенсию без учета инвестдохода. А это значит, что потери граждан составят минимум половину от счета. «У поколений, которые участвуют в пенсионной реформе с самого начала, т. е. уже 11 лет, заработанный за это время инвестдоход составлял минимум номинал», — говорит гендиректор УК «Капиталъ» Вадим Сосков.

Наталия Биянова

Реформа индустрии НПФПроектная группа №1