МФЦ: Основные факты

Здесь собраны основные факты о процессе развития России как МФЦ.

Актуально

Дорожная карта
МФЦ 2013-15

Информация о реализации Дорожной карты «Создание международного финансового центра и улучшение инвестиционного климата в Российской Федерации»

Мероприятия МФЦ

24.03.2017

10-е заседание Российско-Британской рабочей группы по созданию международного финансового центра в Российской Федерации

Календарь событий

Ноябрь 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Пресса о нас

12.04.2016 / banki.ru

Волошин: проектом по созданию МФЦ надо заниматься дальше

Проект по созданию Международного финансового центра (МФЦ) в Москве является стратегическим, заявил руководитель рабочей группы по созданию МФЦ в России Александр Волошин.

14.12.2015 / Financial One

Что не так с российским МФЦ

Дорожная карта по созданию международного финансового центра в России выполнена на 99%, однако эффект от предпринятых шагов ощущается слабо по причине неблагоприятного экономического климата, сообщил журналистам в прошедшую пятницу руководитель Российско-Британской рабочей группы (РБРГ) по созданию МФЦ Александр Волошин по завершении ее восьмого заседания.

11.12.2015 / МФЦ

Инвесторы должны иметь право запрашивать информацию у эмитентов, но нужно прописать объем - Волошин

Инвесторы должны иметь право запрашивать дополнительную информацию у эмитентов, но нужно определить ее объем, целесообразность и случаи, при которых эмитент должен предоставлять интересующие акционеров данные, считает руководитель рабочей группы по созданию Международного финансового центра (МФЦ) в России Александр Волошин

29.01.2014 / ИНТЕРФАКС

Россия впервые вышла на 3-е место в мире по притоку прямых иноинвестиций

Потоки прямых иностранных инвестиций в развивающиеся страны и государства с переходной экономикой в 2013 году достигли новых рекордных уровней, говорится в докладе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД).

06.04.2013 / «КоммерсантЪ»

Финансовый центр строится в ЦБ

Вливание ФСФР в ЦБ существенно повысит качество регулирования — одинаковые ожидания питают как участники реформы, так и ее устроители. Вчера представители Банка России, ФСФР и Минфина публично объясняли необходимость и этапы создания единого регулятора финансовой системы — процесс вошел в чисто техническую стадию. Тем временем главный идеолог МФЦ Александр Волошин считает будущее объединение надзоров одним из основных достижений на пути обретения Москвой статуса международного финансового центра.

29.01.2013 / ИНТЕРФАКС

Вопрос размещения МФЦ рассмотрит специальная рабочая группа

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев планирует дать поручение о создании специальной рабочей группы по вопросу размещения инфраструктуры Международного финансового центра (МФЦ).

Развитие / Ключевые темы

Единый регулятор для финансовых рынков


Назад к списку публикаций

Выступление Председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной на ХV Международном банковском форуме

14.09.2017 17:31 / Банк России

Добрый день!

Я рада приветствовать всех участников форума. Эти осенние встречи в Сочи уже стали традиционными, хотя в этом году происходят важные события в жизни Ассоциации, и Анатолий Геннадьевич [Аксаков] уже об этом сказал.

Вчера вы на внеочередном собрании Ассоциации приняли решение о том, что Ассоциация расширит спектр своей деятельности – представлены будут и региональные, и крупнейшие федеральные банки. Это очень важный шаг не только для самой Ассоциации, но и для развития банковского сектора.

И на наш взгляд, очень важно, чтобы рыночные участники – добросовестные, которые своей целью видят долгосрочное успешное развитие своего бизнеса в конкурентных условиях, – приняли решение о том, что Ассоциация станет площадкой диалога и между крупными и малыми банками, помогая находить баланс интересов разных игроков, а также быть эффективной площадкой взаимодействия банка и регулятора. Это должно стать позитивным фактором для развития конкуренции в банковском секторе.

В своем выступлении сегодня я хотела бы сосредоточиться на трех моментах. Первое – это оценка нами, Центральным банком, текущего состояния банковского сектора и те выводы, которые все мы можем сделать из событий последних месяцев на банковском рынке. Второе – это развитие конкуренции в банковском секторе. И третье – на фоне принятого вами решения о развитии Ассоциации «Россия» я хотела бы поднять вопрос о перспективах усиления роли банковских объединений.

Я начну с текущей динамики банковского сектора.

Основные показатели деятельности банков демонстрируют рост. За восемь месяцев текущего года активы банковского сектора увеличились на 4,5%; кредиты экономике – на 3,5%; кредиты нефинансовым организациям – на 2,3%.

На 7,0% выросли кредиты физическим лицам. И в целом можно с уверенностью говорить о восстановлении розничного кредитования при одновременной стабилизации его качества на фоне перехода банков к использованию более консервативных скоринговых моделей. И Банк России по-прежнему будет уделять повышенное внимание данному сегменту.

В целом надо сказать, что удалось и стабилизировать качество кредитного портфеля. При этом по корпоративным кредитам удельный вес просроченной задолженности чуть вырос (в пределах 0,1%), по розничным кредитам – чуть сократился. Изменения очень небольшие, и, скорее, можно здесь говорить о стабилизации просроченной задолженности.

Вклады населения продолжают рост и за восемь месяцев выросли на 5,0%, до почти 25 трлн рублей; более скромным – на 0,9% – был прирост депозитов и средств организаций на счетах. И характерно, что для банковского сектора доля вкладов населения в пассивах банков превысила долю корпоративного фондирования. Долгое время здесь тенденция была обратная.

Продолжился рост прибыли. Прибыль за восемь месяцев в размере 997 млрд рублей уже превысила финансовый результат за 2016 год. Прибыль – это источник роста капитала. И мы полагаем, что именно так она должна использоваться прежде всего.

Теперь я перейду, наверное, к наиболее горячей теме – событиям этого года. В середине года мы приняли решение сначала о введении временной администрации, а затем и отзыве лицензии у банка «ЮГРА».

Этот кейс – один из крайне неприятных в череде отзывов из-за безответственного поведения собственников, которые создали «карманный» банк для финансирования прежде всего своих проектов, но при этом активно, в случае «ЮГРЫ» крайне агрессивно, обходили и ограничения регулятора, привлекая средства вкладчиков. Кредитный портфель был низкого качества, и большая часть залогового обеспечения была оформлена с признаками завышения стоимости.

Предложенный собственниками план спасения не соответствовал требованиям законодательства. И более того, он предполагал долгосрочное (десятилетнее) субсидирование государством, по сути, бизнес-проектов группы частных лиц в отдельных секторах. И отзыв лицензии стал закономерным итогом действий собственников и менеджмента банка.

Я очень надеюсь, что присутствующие здесь банки понимают, что риски на бизнес собственников и менеджмента надо жестко ограничивать и не пытаться обманывать регулятора через запутанные схемы владения и неформальные договоренности.

Банковский бизнес должен быть именно банковским, а не инвестиционным. Если собственники банков хотят заниматься иным бизнесом, пусть его финансируют не из средств вкладчиков своих же банков, а то получается у нас асимметричное распределение вершков и корешков: если бизнес успешен – владельцы богатеют, а если нет, то АСВ должно выплачивать вкладчикам страховое возмещение. Такой подход для нас, конечно, неприемлем.

Теперь о наиболее крупном событии лета – финансовом оздоровлении группы банка «Открытие».

Часто задают вопрос: почему у «ЮГРЫ» отозвали лицензию, а «Открытие» санировали?

Первое. «ЮГРА» не является системно значимым банком, а «Открытие» является. Это один из крупнейших банков в стране. «ЮГРА» практически не интегрирована в финансовую систему, ее связи с другими финансовыми институтами слабы, в то время как ситуация в «Открытии» отражается на многих банках, и не только на банках – на пенсионных фондах, страховых организациях.

И второе. «ЮГРА» не обладала бизнес-моделью, я, по сути дела, об этом уже говорила, которая даже при докапитализации смогла бы стать жизнеспособной. Это модель привлечения средств в основном населения и финансирования бизнес-проектов, связанных с собственником. При всех изъянах и рискованности бизнес-модели «Открытия» она может быть «вылечена», «починена» и развиваться.

Но тем не менее бизнес-просчеты в «Открытии» привели к тому, что банк не мог далее самостоятельно сохранять финансовую устойчивость. И Центральный банк был вынужден вмешаться.

В конце августа мы приняли решение о восстановлении финансовой устойчивости «Открытия», впервые использовали новый механизм финансового оздоровления – прямое вхождение в капитал банка Фонда консолидации банковского сектора.

Этот механизм нам позволяет решать проблемы даже в крупных банках, не создавая рисков финансовой стабильности. Сейчас можно констатировать, что негативный эффект от санации банка «Открытие» на финансовую систему был минимальный: оттока вкладов из других банков не происходит, наблюдается небольшой рост доходности облигаций – на 100–150 базисных пунктов. Но он не имеет системных рисков, и рынок акций практически не отреагировал на это событие.

Таким образом, перерастания проблем одного банка в системную проблему удалось избежать. Но из этой истории, конечно, необходимо сделать выводы и поменять политику таким образом, чтобы в будущем минимизировать вероятность повторения подобных случаев.

Что явилось причиной проблем в банке? Я бы хотела еще раз об этом сказать, потому что это важно, чтобы мы все вместе извлекали уроки. Глубинной причиной была слишком рисковая, базирующаяся на постоянной экспансии и крупномасштабных рискованных операциях бизнес-модель. При этом в банке не уделялось достаточно внимания управлению рисками. Отмечу, что еще три года назад, до того, как банк стал санатором банка «ТРАСТ», его положение примерно соответствовало положению многих других крупных банков. Санация «ТРАСТА» стала серьезным, сложным проектом, но если бы это был единственный такой сложный и рисковый проект в банке, то банк, вероятно, смог бы и провести его.

Однако дальнейшая экспансия и большое количество других рисковых сделок сделали банк уязвимым к рискам и в конечном счете привели к столь серьезным проблемам, что Банк России должен был вмешаться в ситуацию.

Среди рисковых проектов, конечно, отмечу покупку Росгосстраха, которая была практически вынужденной, ведь банк к тому времени уже был крупным кредитором этого страховщика. В своих действиях банк часто ориентировался на краткосрочные выгоды без понимания долгосрочных последствий своих действий.

Такое поведение было и заметно в широко известной обсуждавшейся сделке по приобретению еврооблигаций Russia-30 для участия в аукционах валютного репо с Банком России. В целом эта операция не привела к ухудшению финансовых показателей «Открытия» и, увидев концентрацию таких бумаг на балансе у одного участника, мы в 2015 году снизили лимиты и повысили ставки. Но что беспокоит и что должно являться уроком для всего банковского сектора: на балансе «Открытия» эти бумаги стояли по завышенной цене, что позволяло приукрашивать финансовое состояние банка. Имело место определенное манипулированием рыночной ценой.

Безусловно, мы понимаем, что наш облигационный рынок недостаточно глубок, такие возможности у отдельных рыночных игроков остаются – проводя несколько сделок на бирже и показывая, что вроде бы сделка рыночная. Но для нас, как для регулятора, важно, чтобы они не вели к занижению капитала. Поэтому в рамках работы по повышению контроля за рисками, о чем подробнее я сейчас скажу, в случаях, когда на балансе банка сконцентрирован почти полный объем той или иной ценной бумаги – это создает дополнительные риски, мы можем требовать создания дополнительных резервов. Я прошу банки учитывать это в своих действиях.

Многие операции банк проводил исключительно из конъюнктурных соображений, не делая полноценного анализа рисков, что, безусловно, привело к этим печальным результатам.

Процесс оздоровления «Открытия», как мы уже говорили, займет несколько месяцев, по завершении которых банк будет докапитализирован, финансовая группа «Открытие» согласует с Центральным банком стратегию устойчивого роста компаний группы.

Хотя Председатель Правления будет назначен только в завершение работы временной администрации Управляющей компании Фонда консолидации банковского сектора, я бы хотела уже сегодня анонсировать, чтобы и клиенты, и контрагенты банка имели большую определенность, большее понимание, что эту позицию в банке согласился по нашему приглашению занять Михаил Михайлович Задорнов, который здесь присутствует.

И есть вопрос, который мы часто слышим: несет ли новая модель санации риски огосударствления банковского сектора? Нет, не несет. Мы планируем достаточно быстро приводить в порядок финансовые институты, которые получают средства от Фонда консолидации банков, и при необходимости реструктурировать такие банки, в том числе объединять и выводить на рынок, не обязательно путем поиска стратегического инвестора, а и путем продажи по частям, неодномоментно или проведением IPO. У нас нет задачи увеличить долю государства в банковском секторе. Наоборот, наша задача состоит в том, чтобы на российском рынке работали здоровые и успешные частные банки, имеющие жизнеспособную и прибыльную бизнес-модель.

От темы рисков, которые принял на себя конкретный банк – «Открытие», что в итоге закончилось санацией, я бы хотела перейти к вопросу управления рисками в банках в целом. Это вопрос, который мы планируем решать системно.

До 1 ноября этого года все банки с активами выше 500 млрд рублей должны сдать в Центральный банк специальную отчетность о системах управления рисками и процедурах оценки достаточности капитала. До конца текущего года Банк России проведет полную оценку качества систем управления рисками и оценки достаточности капитала у крупнейших кредитных организаций.

Банк России оценит и качество процедур кредитных организаций, как они управляют рисками и как они планируют капитал, объем капитала, который позволил бы банкам покрывать все принятые и потенциальные риски, объем которых должен определяться с учетом стресс-тестирования.

Если мы выявим, что объем имеющегося капитала банка недостаточен для покрытия принятых рисков или недостаточен уровень и качество процедур риск-менеджмента и в перспективе банк может столкнуться с нехваткой капитала, то для таких организаций будут устанавливаться индивидуальные повышенные требования к достаточности капитала.

Это принципиально новый для нашей системы подход к надзорным действиям. То есть Центральный банк будет анализировать не только совершенные отдельно взятые транзакции и решения менеджмента банков, а будет комплексно оценивать качество управления рисками и внутреннего контроля в банках. Надзорные требования будут предъявляться не постфактум (после обнаружения проверкой фактических нарушений, например требований к резервам), а превентивно – если Центральный банк констатирует низкое качество управления рисками в кредитной организации.

Банк России может также применить и другие серьезные меры надзорного реагирования, например ограничение и запрет на осуществление отдельных операций при нарушении кредитной организацией индивидуально установленных повышенных нормативов.

В этом году мы начинаем такую надзорную работу с крупнейшими банками, я уже сказала, у тех, у кого активы больше 500 млрд рублей, но все остальные кредитные организации будут подвергнуты такой оценке в следующем (2018) году.

То, что я сказала, касается продолжения нашей работы по совершенствованию надзора и регулирования, которую мы проводим. Но есть и другая сторона проблемы – надзор не должен и не будет подменять собой менеджмент и собственников банка и не должен принимать решения по конкретным операциям и нести ответственность за них.

Мы полагаем, что в этом отношении имеет смысл рассмотреть вопрос о материальных стимулах по снижению уровня принятия на себя рисков менеджерами банков, а именно, чтобы регулятор мог откладывать выплату бонусов и дивидендов в тех банках, которые испытывают проблемы, до исправления таких проблем. В конце концов, если деятельность менеджеров приводит к тому, что банк уходит с рынка или санируется с использованием государственных денег, то вряд ли работу менеджмента этого банка можно признать эффективной и достойной бонусов.

Кстати, что касается конкретно «Открытия», мы планируем оспорить в суде выплату менеджерами себе бонусов за первое полугодие 2017 года. Решение о выплате повышенных бонусов и дивидендов за месяц-полтора до отзыва лицензии или санации может интерпретироваться в том числе и как вывод активов. Поэтому мы считаем, что ограничение по выплате бонусов и дивидендов в проблемных банках оправданно, и считаем целесообразным этот вопрос ставить.

Теперь ко второй теме – одной из ключевых для нас тем – о развитии конкуренции на финансовом рынке. Конкурентная среда – необходимое условие эффективного функционирования и развития финансового рынка, поэтому Банк России включил конкуренцию на финансовом рынке в свои стратегические цели деятельности. Безусловно, мы будем тесно взаимодействовать и уже взаимодействуем с Федеральной антимонопольной службой по данному направлению. Полагаю, что свой вклад в этой области может и должна внести Ассоциация, тем более Ассоциация всегда очень громко поднимала вопрос о развитии конкуренции.

Мы ориентированы на создание стабильной и прозрачной конкурентной среды. А это означает справедливость ценообразования, распределительную эффективность рынков, а также защиту и удовлетворенность клиентов финансовых организаций и инвесторов.

Я бы хотела поделиться с вами некоторыми выводами эмпирического исследования конкуренции в банковском секторе, которое мы провели.

И ярко выраженным трендом у нас является географическая концентрация головных офисов кредитных организаций даже не в городах-миллионниках, а исключительно в Москве. Доля российских банков, имеющих головные офисы в Москве, превышает 50%. Другого сопоставимого финансового центра в стране не существует – даже в Санкт-Петербурге менее 5%.

При том что в московском регионе количественные показатели конкуренции находятся на приемлемом уровне, качество конкуренции не столь высоко, как казалось бы. При большом количестве работающих банков в московском регионе реальной рыночной властью обладают лишь два игрока. Все это свидетельствует в пользу того, что даже московский рынок требует внимания и мер, направленных на улучшение конкурентной среды. Конкуренция не меряется только количеством игроков на том или ином рынке.

Одновременно мы видим ряд «регионов-пустынь», в основном это депрессивные регионы, где банков и банковских офисов почти мало.

Но есть, конечно, и регионы (их немного) с развитой конкурентной средой. Мы находимся на этой земле, и я хочу привести пример – Краснодарский край. При достаточно большом количестве банков, как федеральных, так и региональных, рыночные игроки в регионе являются сопоставимыми по уровню рыночной власти, что обеспечивает для потребителя широкий спектр возможностей по приобретению тех или иных финансовых инструментов. Это, в свою очередь, должно давать больше комфортных условий для развития малого и среднего бизнеса, что является одним из приоритетов для развития банковского сектора.

Другой вывод, который мы можем сделать на эмпирическом материале исследования: политика очищения банковского сектора не приводит к снижению конкуренции. Вывод с рынка слабых и недобросовестных игроков приводит к тому, что увеличивается число участников рынка, которые обладают рыночной властью. Это также приводит к устранению тех бизнес-моделей, конкурировать с которыми законопослушный бизнес не в состоянии, что создает предпосылки в целом для привлечения качественного капитала в банковский сектор.

Какие меры мы предпринимаем и считаем необходимым предпринимать дальше для развития конкуренции в банковском секторе?

Первое и очевидное. Завершение процесса очищения банковской системы и повышение эффективности надзора, в том числе развитие поведенческого надзора. Поведенческий надзор – это в определенном смысле новелла в деятельности Центрального банка. Он направлен на создание условий, в которых участники финансового рынка вынуждены предоставлять потребителю исчерпывающую информацию, – именно вынуждены предоставлять исчерпывающую информацию, – о приобретаемом продукте, с одной стороны, и предлагать потребителю те продукты, которые ему действительно нужны. Не навязывать ему то, что создает риски для потребителей. Поведенческий надзор призван не только повысить удовлетворенность потребителя финансового сектора, но и помочь потребителю сделать правильный конкурентный выбор в пользу наилучшего предложения.

Второе направление – это пропорциональное регулирование банковской системы, своя ниша для игроков с разными бизнес-моделями и с разными масштабами бизнеса. Примеры отдельных регионов красноречиво говорят о том, что в эффективной конкурентной среде игроки разных типов, разных размеров находят свои рыночные ниши, и в конечном итоге улучшается в целом насыщение региональной экономики финансовыми ресурсами. Пропорциональное регулирование мы считаем одним из ключевых факторов стимулирования и кредитования малого и среднего бизнеса. Мы рассчитываем, что для этой категории клиентов расширится доступ к финансовым ресурсам, а банковские продукты будут в большей степени адаптироваться к запросам предпринимателей, прежде всего малого и среднего бизнеса.

Несколько слов о том, насколько банки готовы к переходу на новый тип лицензий. Мы считаем, что переход к пропорциональному регулированию должен быть и будет достаточно плавным, и на это ориентирует нас закон. На 1 сентября у 222 кредитных организаций капитал составлял менее 1 млрд рублей. При этом практически у всех этих банков объем операций, не предусмотренных законом для банков с базовой лицензией, не превышает 10% активов и лишь у восьми банков на такие операции приходится более 30% активов. То есть переход к пропорциональному регулированию не будет сопряжен со сломом бизнес-моделей банков.

По нашим оценкам, капитал основной части банков, которые могут перейти в категорию банков с базовой лицензии, находится в диапазоне 300–500 млн рублей (из числа банков с капиталом менее 1 млрд рублей таких более 60%). У 13,5% банков с капиталом менее 1 млрд рублей этот показатель превышает 700 млн рублей. Это означает, что эти банки вполне смогут избрать стратегию наращивания капитала до уровня универсальной лицензии.

Третий фактор конкуренции – цифровые технологии. Это и фактор повышения финансовой доступности, снижения издержек на обработку информации каналы продаж, повышения удовлетворенности клиентов и выхода на новые рынки. Дигитализация – это мощный тренд, мы сейчас это прекрасно видим. Это тренд, который будет только нарастать, делая российский финансовый рынок все более экстерриториальным и, следовательно, конкурентным. Рыночные преимущества будут получать прежде всего банки с развитыми технологическими платформами и бизнес-моделями, которые будут ориентированы и на использование элементов искусственного интеллекта, высокой степени роботизации в бизнес-процессах, на дистанционное обслуживание своих клиентов в режиме минимального времени отклика. И наоборот, «опоздавшие» в цифровой революции банки рискуют потерять клиентов и, как следствие, доход. Я не буду подробно останавливаться на вопросах, связанных с финтехом, с новыми технологиями, уже в октябре мы сможем еще раз увидеться здесь, в Сочи, на форуме Finopolis, чтобы детально поговорить про новые технологии в финансовом секторе, про их преимущества и про те риски, которыми нужно управлять.

Четвертое направление развития конкуренции – это стандартизация продуктов, введение периодов охлаждения, чтобы клиент, потребитель мог одуматься, развитие механизмов финансового консультирования, в том числе основанных на современных информационных технологиях, а также обеспечение финансовой доступности, когда потребители могут сопоставлять разные продукты и выбирать подходящий.

И еще один частный, но важный вопрос, который поднимался практически на всех наших с вами встречах – это конкуренция банков за размещение средств государственных компаний и государственных корпораций. С учетом того, что рейтинговая отрасль завершает свое формирование, мы считаем, что уже в ближайшем будущем стоит перевести в практическую плоскость использование именно кредитных рейтингов как достаточного критерия при доступе к ликвидности, отказываясь от критерия размера банка. Сейчас мы с Министерством финансов обсуждаем сроки такого перехода, и, на наш взгляд, конечно, мы всегда говорили, что размер банка не является критерием его надежности, поэтому должны переходить к тем критериям, которые действительно будут описывать надежность банков.

И последняя, третья тема, на которой я хотела бы кратко остановиться, – роль банковских объединений в развитии финансовой индустрии. Этот вопрос тесно связан именно с развитием конкуренции на финансовом рынке. Потому что без того, чтобы рынок сформировал запрос на честную конкуренцию и активно участвовал в очищении среды от недобросовестных практик, качество конкуренции повыситься просто не сможет.

Мы действительно с оптимизмом смотрим на то, какие шаги по собственному институциональному развитию делает Ассоциация. Сейчас в банковском секторе, в отличие от других секторов финансового рынка, нет практики саморегулирования. Перспективы его развития и внедрения нам предстоит обсудить. Но тем не менее уже сейчас мы видим, что Ассоциация в своей деятельности готова к тому, чтобы брать на себя больше функций.

В том числе мы видим и серьезный потенциал развития взаимоотношений между Банком России и банковскими ассоциациями. О чем идет речь?

Мы видим, что ассоциации могли бы объединять усилия участников, разных участников разного размера, для разделения издержек при достижении определенных целей, при реализации проектов, которые могут быть затратными для одного участника. Это и создание информационных баз данных, обучение персонала, маркетинг, комплаенс – «знай своего клиента» – процедуры, облачные вычисления, подготовка отчетности. И конечно, ассоциации могли бы играть в этом большую роль.

Оценка регуляторного воздействия инициатив Банка России в области регулирования финансового рынка. Мы в этом заинтересованы. У нас постоянно существует контакт, мы все свои проекты документов размещаем на сайте, получаем замечания, обсуждаем, но, конечно, более формализованная оценка регуляторного воздействия наших инициатив - мы ее только приветствуем. И как на этапе внедрения этих инициатив также мы заинтересованы в том, чтобы была объективная оценка со стороны банковского сообщества эффекта от реализации таких регуляторных инициатив и считаем это важным для развития и конкурентной среды, и в целом эффективности банковского регулирования и нашего взаимодействия.

Третье – это, конечно, обобщение лучших практик, которые существуют в деятельности банков, обмен ими и рекомендации по имплементации среди своих членов.

И мы рассчитываем, что Ассоциация возьмет на себя обязательства по формированию стандартов деятельности в банковском секторе, что делают саморегулируемые организации. Эта работа уже начата, это не может нас не радовать, и мы надеемся, что она будет продолжена.

В завершение я бы хотела еще раз поздравить Ассоциацию с выбором не только нового руководства, но и новой модели развития. Не сомневаюсь в том, что этот шаг будет способствовать дальнейшему развитию здорового, устойчивого, прозрачного банковского бизнеса. Желаю вам успехов в бизнесе и продуктивной работы на форуме!

Спасибо!

Единый регулятор для финансовых рынковПроектная группа №1Набиуллина Э.С.