Президент Российской Федерации Медведев Д.А. Администрация Президента Совет при Президенте Российской Федерации по развитию финансового рынка Российской Федерации Председатель Совета – Кудрин А.Л. Международный консультативный совет по созданию и развитию международного финансового центра в Российской Федерации Соруководители Совета – Греф Г.О., Ронер У. Рабочая группа по созданию международного финансового центра в Российской Федерации при Совете при Президенте Российской Федерации по развитию финансового рынка Российской Федерации Руководитель Рабочей группы – Волошин А.С. Проектная группа №1 Проектная группа №2 Проектная группа №3 Проектная группа №4 Проектная группа №5 Проектная группа №6 Проектная группа №7 Руководитель проектной группы №1 Руководитель проектной группы №2 Руководитель проектной группы №3 Руководитель проектной группы №4 Руководитель проектной группы №5 Руководитель проектной группы №6 Руководитель проектной группы №7

Оптимизация регуляторной нагрузки на финансовом рынке

Актуально

WAIFC / Всемирный aльянс международных финансовых центров

Дорожная карта
МФЦ 2013-15

Информация о реализации Дорожной карты «Создание международного финансового центра и улучшение инвестиционного климата в Российской Федерации»

Календарь событий

Январь 2021
ПнВтСрЧтПтСбВс
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
О проекте / Подгруппы

Проектная группа №2 →

По корпоративному праву и управлению, налогообложению финансовых операций

Проектная группа №1

По совершенствованию финансовой инфраструктуры и регулированию финансового рынка


Назад к списку публикаций

Договорились по базельскому счету

29.10.2013 22:24 / vedomosti.ru

В июле новый председатель ЦБ Эльвира Набиуллина объявила о введении стандартов «Базеля III» по капиталу на три месяца позже, чем обещал ее предшественник Сергей Игнатьев. «ЦБ предполагает синхронизировать начало внедрения требований “Базеля II” с ЕС и США», — объяснила Набиуллина, отодвинув новые требования к расчету капитала и его достаточности на 1 января 2014 г. Одновременно со сроками смягчены и цифры. Минимальные значения нормативов достаточности базового и основного капитала установлены на уровне 5 и 5,5% соответственно (ранее — 5,6 и 7,5%), совокупного капитала — по-прежнему 10%.

Некоторых международных экспертов это не обрадовало. По оценке Moody’s, для такой страны, как Россия, с быстрым ростом кредитования и волатильной экономикой, правильнее использовать более консервативный подход. «С точки зрения влияния на кредитоспособность российских банков мы расцениваем смягчение требований “Базеля III” негативно, так как они в меньшей степени будут стимулировать банки к наращиванию подушки капитала первого уровня — наиболее качественного с нашей с точки зрения», — говорит аналитик Moody’s в России Светлана Павлова. Новые правила могут даже привести к снижению доли капитала первого уровня в совокупном регуляторном капитале, предупреждает она: ведь упраздняется ограничение на субординированный долг в 50% от капитала первого уровня. «Это результат прямо противоположный тому, что мы ожидали от первоначальной версии “Базеля II” с минимальным требованием к капиталу первого уровня в 7,5%», — сетует Павлова.

Зато банкиры теперь довольны. В первую очередь отменой ограничения по субордам в капитале. По мнению вице-президента Промсвязьбанка Владислава Хохлова, это увеличивает возможности банков, ведь привлекать капитал первого уровня бывает очень сложно. «Базель III» — больше добро, чем зло«, — резюмирует он. Фильм ужасов снимать пока рано — регулятор пошел по пути наибольшего благоприятствования, нормативы существенно ниже, чем в других регионах мира, констатирует ведущий аналитик по финансовым институтам Standard & Poor’s (S&P) Сергей Вороненков.

По словам заместителя председателя ЦБ Михаила Сухова, российский банковский сектор мог бы справиться и с обсуждаемыми ранее повышенными уровнями достаточности капитала. «Лишь у нескольких банков могли возникнуть структурные проблемы с привлечением капитала, — сказал он “Ведомостям”. — Вместе с тем инвесторы банков очень чувствительны к минимальным уровням достаточности базового и основного капитала». Учитывая, что наши крупные банки конкурируют на внешних рынках с аналогичными по размеру западными институтами, «установление планки на более высоком уровне ухудшило бы для них экономические условия привлечения капитала», отмечает он (см. графику на стр. 02).

«Когда шла дискуссия, мы изучили аргументы и приняли решение сохранить нормативы базового и основного капитала на базельском уровне, ведь нужно обеспечивать преемственность требований к качеству капитала», — рассказывает Сухов, а вот норматив совокупного капитала — на российском уровне. По его мнению, так достигается «необходимый баланс между экономическими условиями работы банков и доверием со стороны инвесторов».

Чем ниже требования к достаточности капитала, тем больше бизнес, больше прибыль, выше рентабельность, а значит, можно выгоднее привлекать деньги с рынка капитала, рассуждает зампред. Но необходимо было принять во внимание и другой фактор, добавляет Сухов: «Уровень наших требований к достаточности капитала — это уровень доверия к российскому банковскому сектору, а он не должен быть ниже общепризнанных, в том числе в Европе и Америке».

Цена норматива

Дискуссия вокруг «Базеля III» шла много месяцев. Руководители ведущих банков не скупились на комментарии. Они уговаривали ЦБ не бежать впереди паровоза, устанавливая повышающие коэффициенты к нормативам и более ранние сроки по сравнению с США и ЕС. «Это не то, что поможет нам ускорить рост экономики, и не то, что нам даст новую конкурентоспособность», — говорил президент Сбербанка Герман Греф. Альфа-банк даже провел исследование и подсчитал, что увеличение норматива достаточности капитала первого уровня до 7,5% приведет к замедлению темпа роста ВВП на 2 процентных пункта. «По данным ЦБ, около 20% банков из топ-100 не будут соответствовать нормативу, а по экспертным оценкам, эта цифра может возрасти до 50%», — сетовал президент ВТБ Андрей Костин, призывавший синхронизировать переход наших банков на «Базель III» по срокам и по значениям нормативов с ЕС и США.

ЦБ услышал банкиров. Лидерам банковского рынка смягчение нормативов сэкономило свыше 300 млрд руб., следует из расчетов КПМГ. По результатам исследования КПМГ (есть у «Ведомостей»), проводившегося на основе открытых данных, первоначальная оценка дефицита капитала топ-50 банков сократилась с 304 млрд до 3,1 млрд руб. «С принятием новых требований к нормативам давление на банковскую систему существенно снизилось, — поясняет Майкл Куниш, директор группы по управлению финансовыми рисками КПМГ в России и СНГ. — По нашим расчетам, лишь один из 50 ведущих банков окажется не в состоянии их выполнить». Куниш не назвал банк, но отметил, что решать проблему ему придется за счет использования нераспределенной прибыли за 2013 г. или привлечения нового капитала от собственников. Как следует из расчетов Moody’s, в топ-20 он не входит — все эти банки уже выполняют новые требования, они готовы к введению «Базеля II» с точки зрения нормативов. К новому году за счет капитализации прибыли или других источников все банки будут их выполнять, уверены в S&P. «Требования, которые вступают в силу с 1 января, достаточно мягкие, мы не ожидаем сложностей», — говорит ведущий аналитик по финансовым институтам S&P Ирина Велиева.

В ЦБ цифры КПМГ не стали комментировать. Зато раскрыли свои данные. По оценке регулятора, в целом российский банковский сектор не испытывает каких-либо проблем в связи с переходом на «Базель III». Причина — высокая рентабельность банковского бизнеса и более высокие требования к достаточности капитала в России по сравнению со странами Запада, говорит Сухов. По его словам, в середине года для достижения объявленных в июле уровней российским банкам требовалось нарастить капитал на 40 млрд руб. К сегодняшнему дню эта цифра уменьшилась примерно в 8 раз. Причем основным источником наращивания капитала, по данным ЦБ, стала прибыль. «25 банкам нужно привлечь до 1 февраля всего 4,8 млрд руб., — рассказывает Сухов. — Эта цифра весьма скромная и вполне посильная». В надзорных целях ЦБ начнет применять все три показателя достаточности капитала с 1 февраля — это первая дата «практического осуществления надзора», подчеркивает Сухов. Кто среди «отстающих» и в какую сотню входит крупнейший из 25, он не говорит. По словам Сухова, это небольшие банки, «далеко за пределами тридцатки крупнейших».

Игрушка, карман или серьезный бизнес

Если исходить из данных ЦБ, получается, что основным источником капитализации банковского сектора по-прежнему будет прибыль. «Не совсем так», — уточняет Сухов.

Для выполнения требований «Базеля III» на момент их введения банкам хватит прибыли, рассуждает он: «Но для поддержания достаточно высоких темпов роста активов одной ее будет недостаточно. Поэтому время от времени банки будут привлекать деньги акционеров». В первую очередь речь идет о банках, которые развиваются быстрее рынка, замечает Сухов: «К концу 2015 г. норматив достаточности основного капитала будет повышен с 5,5 до 6%, и как раз эту разницу многие банки станут перекрывать за счет своих акционеров, если рентабельность будет отставать». По его словам, рентабельность банковского сектора по общему капиталу сейчас составляет порядка 15%, поэтому не всем банкам хватит прибыли, чтобы покрыть эту разницу. Но о повышении планки до 6% было объявлено заранее и впереди еще достаточно времени, замечает Сухов.

Исходя из уровней достаточности капитала на 1 сентября никто из топ-20 не испытал бы проблем, даже если бы требование в размере 6% было введено немедленно, подсчитали в Moody’s. По данным Павловой, в первой двадцатке есть четыре банка («ВТБ 24», Альфа-банк, Номос-банк и «Россия»), расчетный показатель основного капитала которых сейчас находится в диапазоне 6-6,5%: «Им, возможно, придется в будущем году замедлить рост кредитования или привлечь дополнительный капитал, а то и все вместе, — отмечает она. — Впрочем, все эти банки достаточно прибыльны, так что капитализация прибыли окажет им дополнительную поддержку».

Но, лишь капитализировав прибыль, эти банки не смогут поддерживать высокие темпы роста. Математически, без привлечения капитала со стороны, банк может сохранить достаточность капитала, «только если будет расти темпом, не быстрее своего ROE (отношение чистой прибыли к капиталу банка. — “Ведомости”)», поясняет она. По «ВТБ 24», Альфа-банку и «Номосу» получается двукратное замедление: с 35-40 до 15-20%, подсчитала Павлова (по «России» нет данных, так как Moody’s его не рейтингует).

В «Номосе» отказались комментировать эти расчеты. Представитель Альфа-банка утверждает, что в 2014 г. банк с запасом будет выполнять норматив основного капитала «Базеля III» в первую очередь за счет генерируемой прибыли, а на 2015 г. прогноз будет сформирован в 2014 г. «С учетом прибыльности розничного бизнеса и дополнительного размещения группы ВТБ (SPO, проведенное в мае) группа обладает более чем достаточными ресурсами для развития розницы и готова инвестировать в ее рост и развитие по всем направлениям, — передал через пресс-службу член правления “ВТБ 24” Александр Меленкин. — К 2016 г., согласно стратегии, ROE “ВТБ 24” должен составить 25%, при этом темпы роста бизнеса мы сокращать не планируем».

Предправления МКБ Владимир Чубарь называет внедрение стандартов «Базеля III» в первую очередь вызовом для акционеров банков: «Новые требования покажут, что для них банк — игрушка, карман или серьезный бизнес».

Не подведи кредитора

Кредиторов нормы «Базеля III» также затронут — в части субординированных займов. По оценке Павловой, самое существенное изменение, к которому банкам необходимо будет приспособиться, — новые требования к субординированному долгу, включаемому в состав капитала второго уровня. Теперь такой долг должен содержать условие об обязательном списании в случае, если достаточность капитала первого уровня упадет ниже 2%. «Мы оцениваем такие инструменты как более рискованные по сравнению с обычным субдолгом и, как правило, присваиваем им рейтинг ниже, — говорит эксперт Moody’s. — Если рынок будет следовать такой же логике, то стоимость нового субдолга для банков будет выше». В то же время «Базель III» предполагает ускоренную амортизацию старого субдолга, подталкивающую банки к замещению его новым, напоминает она. По оценкам Moody’s, ежегодный объем амортизации для топ-20 банков составит около $2,5 млрд в год до 2017 г. Таким образом, «Базель III» может привести к росту стоимости фондирования для российских банков, заключает Павлова.

Несмотря на это, привлечение субдолга остается популярной мерой поддержания капитализации. Например, субординированные евробонды, соответствующие требованиям «Базеля III», уже разместили МКБ (на $500 млн под 8,7% годовых сроком на 5,5 года, премия к старшим бондам — 250 базисных пунктов), Сбербанк ($1 млрд под 5,25% сроком на 10 лет, премия — 60 б. п.), «Русский стандарт» ($200 млн под 11,5% сроком на 10 лет, премия к старшим бондам — 75 б. п.).

С 1 февраля если банк хочет включать в полном объеме в расчет капитала субординированные кредиты, то кредиторы должны быть готовыми покрыть убытки, когда достаточность капитала приближается к критическим значениям, напоминает Сухов. То есть если норматив падает ниже 2% (а значит, ЦБ должен отозвать лицензию), обязательства перед субординированными кредиторами списываются, что улучшает показатели банка, который при определенных обстоятельствах сможет продолжить свою деятельность без ущерба для других кредиторов, поясняет он. «Система требований “Базеля III” была разработана как реакция на кризис 2008 г. и призвана изменить общепризнанные международные принципы регулирования деятельности банков», — отмечает Сухов. Изменить так, объясняет зампред, чтобы акционеры и кредиторы, участвующие в бизнесе кредитной организации, несли большую ответственность за результаты ее деятельности и финансовое состояние и государству не пришлось бы «использовать средства налогоплательщиков для преодоления проблем банков». Поэтому в соответствии с «Базелем III» банки должны располагать большим капиталом, большей ликвидностью и меньше рисковать со сложными финансовыми инструментами, констатирует он.

Все только начинается

«Базель III» не ограничивается новыми нормативами достаточности капитала. Еще целый ряд компонентов будет внедряться до 2019 г., замечает Сухов. По его словам, первые по срокам — финансовый рычаг, новый стандарт ликвидности (краткосрочный LCR), затем буферы капитала (буфер консервации капитала и контрциклический буфер), долгосрочный показатель ликвидности (NSFR).

Показатель финансового рычага банки должны будут раскрывать с 2015 г. Его формула немного похожа на расчет достаточности капитала (но в числителе не общий, а основной капитал, который сравнивается с валовыми активами без учета принимаемых рисков). Этот показатель призван ограничить не столько балансовые операции банка, сколько объемы срочных сделок сложными финансовыми инструментами, объясняет Сухов. «По предварительным оценкам, для российских банков финансовый рычаг не будет серьезным ограничителем, — говорит он. — В отличие от западных наши финансовые рынки не столь развиты, а наши банки не так сильно вовлечены в такие продукты».

Буферный капитал предназначен для покрытия убытков, возникающих при финансовых и экономических неурядицах. «Это обязанность держать дополнительный капитал как подушку безопасности, — поясняет Сухов. — Некие надбавки, которые показывают уровень достаточности капитала, ниже которого банки не должны выплачивать дивиденды своим акционерам». На Западе буферы капитала вводятся с 2016 г., а у нас для этого потребуются поправки в законодательство, говорит Сухов. Более того, техника их расчета и целесообразность введения будут отдельной темой профессиональной дискуссии в конце 2014-2015 г., полагает он.

Детальная разработка норматива долгосрочной ликвидности (NSFR) Базельским комитетом даже еще не завершена. А норматив краткосрочной ликвидности (LСR, liquidity coverage ratio) «ЦБ будет обсуждать с банковским сообществом не позднее начала 2014 г.», говорит Сухов. По его словам, новый норматив ликвидности гораздо сложнее, чем действующий (Н3): «Базельский комитет разработал формулу, где оцениваются одновременно сроки и качество активов, а также учитывается вероятность востребования денег кредиторами по разным обязательствам». Такая формула, по его словам, позволит создать дополнительный механизм защиты интересов вкладчиков. «Банки должны будут держать больший запас в форме ликвидности, — отмечает Сухов, — и наша задача сделать так, чтобы новые требования по ликвидности сочетались с их возможностью работать на финансовых рынках». В Базельском комитете LCR называют «основным компонентом реформы», ведь он способствует быстрому повышению устойчивости банка в кризис. Показатель рассчитывается как соотношение высококачественных ликвидных активов к общему объему выбытия денежных средств в течение ближайших 30 календарных дней. К высококачественным относятся активы, которые могут быть незамедлительно проданы на рынках без значительной потери стоимости в случае кризиса.

Банки столкнутся с тремя основными проблемами при реализации LCR, предупреждает Куниш из КПМГ. Во-первых, не завершенное до сих пор регулирование. Во-вторых, потребуется сводить информацию из разных источников. Наконец, управление показателем LCR. «Можно ожидать, что европейские банки начнут разрабатывать новые продукты, чтобы оптимизировать LCR, — говорит Куниш. — Примерами таких новшеств могут стать срочные вклады, размещаемые на длительные сроки, приобретение облигаций с высоким качеством LCR и более активное управление обеспечением». Российским же банкирам он советует мониторить ход обсуждения этих вопросов за рубежом.

Светлана Петрова

Проектная группа №1