МФЦ: Основные факты

Здесь собраны основные факты о процессе развития международного финансового центра в Москве

Актуально

Дорожная карта
МФЦ 2013-15

Информация о реализации Дорожной карты «Создание международного финансового центра и улучшение инвестиционного климата в Российской Федерации»

Мероприятия МФЦ

24.03.2017

10-е заседание Российско-Британской рабочей группы по созданию международного финансового центра в Российской Федерации

Календарь событий

Апрель 2017
ПнВтСрЧтПтСбВс
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Пресса о нас

12.04.2016 / banki.ru

Волошин: проектом по созданию МФЦ надо заниматься дальше

Проект по созданию Международного финансового центра (МФЦ) в Москве является стратегическим, заявил руководитель рабочей группы по созданию МФЦ в России Александр Волошин.

14.12.2015 / Financial One

Что не так с российским МФЦ

Дорожная карта по созданию международного финансового центра в России выполнена на 99%, однако эффект от предпринятых шагов ощущается слабо по причине неблагоприятного экономического климата, сообщил журналистам в прошедшую пятницу руководитель Российско-Британской рабочей группы (РБРГ) по созданию МФЦ Александр Волошин по завершении ее восьмого заседания.

11.12.2015 / МФЦ

Инвесторы должны иметь право запрашивать информацию у эмитентов, но нужно прописать объем - Волошин

Инвесторы должны иметь право запрашивать дополнительную информацию у эмитентов, но нужно определить ее объем, целесообразность и случаи, при которых эмитент должен предоставлять интересующие акционеров данные, считает руководитель рабочей группы по созданию Международного финансового центра (МФЦ) в России Александр Волошин

29.01.2014 / ИНТЕРФАКС

Россия впервые вышла на 3-е место в мире по притоку прямых иноинвестиций

Потоки прямых иностранных инвестиций в развивающиеся страны и государства с переходной экономикой в 2013 году достигли новых рекордных уровней, говорится в докладе Конференции ООН по торговле и развитию (ЮНКТАД).

06.04.2013 / «КоммерсантЪ»

Финансовый центр строится в ЦБ

Вливание ФСФР в ЦБ существенно повысит качество регулирования — одинаковые ожидания питают как участники реформы, так и ее устроители. Вчера представители Банка России, ФСФР и Минфина публично объясняли необходимость и этапы создания единого регулятора финансовой системы — процесс вошел в чисто техническую стадию. Тем временем главный идеолог МФЦ Александр Волошин считает будущее объединение надзоров одним из основных достижений на пути обретения Москвой статуса международного финансового центра.

29.01.2013 / ИНТЕРФАКС

Вопрос размещения МФЦ рассмотрит специальная рабочая группа

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев планирует дать поручение о создании специальной рабочей группы по вопросу размещения инфраструктуры Международного финансового центра (МФЦ).

Развитие / Ключевые темы

Единый регулятор для финансовых рынков


Назад к списку публикаций

Регулятор умер. Да здравствует мегарегулятор?

02.09.2013 10:30 / ИНТЕРФАКС

Спустя двадцать лет после смены экономической формации правительство приняло решение в пользу германской модели против американской, поставив, таким образом, под большой вопрос перспективы дальнейшего развития небанковского финансового рынка.

С 1 сентября 2013 года прекратила свое существование Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР), прародительницей которой была Комиссия по ценным бумагам и фондовым биржам при президенте РФ, созданная распоряжением президента в 1993 году. Тогда эту комиссию возглавил Анатолий Чубайс. Служба отвечала за регистрацию эмиссий ценных бумаг в рамках проводимой приватизации, а в дальнейшем должна была обеспечить защиту прав миноритариев, которые, по замыслу властей, будут вести себя как "коллеги" из США - активно покупать и продавать небольшие пакеты ценных бумаг.

Передача полномочий, а практически поглощение Центральным банком РФ когда-то самостоятельной и этим не вписывающейся в правительственную структуру ФСФР, означает, а может, отражает вымирание в России "динозавров" финансового рынка - брокеров, дилеров, самостоятельного фондового рынка.

И, как традиционно это происходит в России, такие важные для страны решения принимаются в результате подковерных игр и интриг в высоких кабинетах, под исход которых уже в дальнейшем подводятся объективные причины, как это было, например, с объединением бирж ММВБ и РТС, а затем и с пенсионной реформой. Правда, именно благодаря последней развитие и поддержку могут получить негосударственные пенсионные фонды и страховые компании, так как власти в очередной раз вдруг осознали необходимость существования внутреннего долгосрочного частного инвестора.

Справедливости ради стоит отметить, что ФСФР могла быть ликвидирована еще раньше, в частности, в 2004 году, когда проходила так называемая "административная реформа Козака", но тогда некоторую независимость службы удалось отстоять.

Во многом жизнеспособность службы определялась харизматичностью ее руководителей. По мнению ряда экспертов, судьба службы была определена в момент, когда она лишилась своей законодательной инициативы в конце 2010 года. На этом фоне выглядит нормальным и даже естественным отказ комментировать упразднение ФСФР большинства бывших руководителей комиссии, а затем службы. "К сожалению, а может - к счастью, говорить-то особо не о чем", - так ответил один из предшественников Дмитрия Панкина (глава ФСФР до 1 сентября) на запрос агентства "Интерфакс-АФИ". Более понятным выглядит комментарий другого экс-руководителя: "Да уж как получилось, что тут комментировать, пусть авторы идеи комментируют, а я почитаю".

КОМИССИЯ ПРИ ПРЕЗИДЕНТЕ

Начало приватизации в России поставило вопрос о необходимости создания органа по регистрации выпусков ценных бумаг акционерных обществ. Через три года Комиссия по ценным бумагам и фондовым биржам при президенте РФ была преобразована в Федеральную комиссию по рынку ценных бумаг (ФКЦБ). Костяк ФКЦБ составили выходцы из Госкомимущества во главе с соратником Анатолия Чубайса Дмитрием Васильевым.

"Появление органа по регулированию ценных бумаг в новой России было неизбежным, потому что какой капитализм без фондового рынка?! Банки были еще при советской власти, а ценных бумаг не было. Поэтому по банковскому рынку были просто пролонгированы полномочия Госбанка СССР и создан ЦБ РФ, а для рынка ценных бумаг необходимо было создавать новую структуру", - вспоминает Алексей Саватюгин, в прошлом глава Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР) и замминистра финансов РФ.

По его словам, уже тогда, почти 20 лет назад, начался спор между ЦБ и фондовым регулятором, между Д.Васильевым и Андреем Козловым (в 1992-1995 годах - начальник управления ценных бумаг, затем - заместитель и первый заместитель председателя ЦБ) о том, как регулировать финансовый рынок. А.Козлов предлагал германский путь, когда главными участниками рынка, инвесторами и кредиторами являются банки. Д.Васильев выступал за американский путь развития, то есть разделение коммерческих и инвестиционных банков. Важное отличие между двумя моделями - в Германии собственность сконцентрирована, а в США - распылена, но при этом создана сильная система защиты прав миноритариев и противодействия использованию инсайдерской информации.

"Тогда, видимо, руководство страны надеялось на то, что у нас появится массовый круг собственников после приватизации. Не все получилось, но дискуссия о регулировании продолжалась, она выражалась даже в том, что у каждого регулятора была "своя" биржа (ММВБ и РТС) и "своя" ассоциация (НФА и НАУФОР)", - говорит А.Саватюгин, напоминая, что глава РТС Владислав Стрельцов в свое время был назначен замглавы ФСФР.

Отстаивать свои интересы ФКЦБ позволяли ее расширенные полномочия по сравнению с остальными структурами в правительстве. Например, комиссия подчинялась напрямую президенту, кроме того, она не должна была регистрировать свои нормативные акты в Минюсте, что позволило в короткий срок без длительных согласований принять первичное регулирование фондового рынка.

Естественно то, что правительство последовательно боролось с особенностями такого статуса ФКЦБ, полагает глава НАУФОР Алексей Тимофеев, принимавший активное участие в законотворческой деятельности комиссии.

РЕФОРМА КОЗАКА

Административная реформа Дмитрия Козака (тогда руководитель аппарата правительства) предполагала существование трехуровневой структуры правительства. Министерства устанавливали правила игры, разрабатывали законодательство, службы надзирали за исполнением законодательства, а агентства оказывали государственные услуги.

ФКЦБ была переименована в ФСФР, ее главой стал Олег Вьюгин.

По словам А.Саватюгина, и после реорганизации ФСФР не вписывалась в видение административной реформы: она сама устанавливала правила игры и сама контролировала их выполнение, имея при этом очень широкие полномочия.

При этом О.Вьюгин считает, что идея создания ФСФР состояла в постепенной концентрации регулирования и надзора за финансовыми некредитными институтами в одном месте. "Это проявилось не только в реорганизации ФКЦБ, но и в том, что многие полномочия были переданы службе, хотя не все, например, страховые компании остались у Минфина, регулирование и надзор за негосударственными пенсионными фондами были поделены между несколькими ведомствами", - сказал он.

ИДЕЯ ИЗ ЧУЛАНЧИКА

Первый раз о мегарегуляторе заговорил как раз О.Вьюгин и даже внес в Госдуму соответствующий законопроект, который не был поддержан. Вскоре после этого О.Вьюгин покинул свой пост.

По словам А.Саватюгина, документ не получил поддержки, потому что он противоречил российской конституции: предлагалось мегарегулятор вывести из исполнительной власти и сделать некий орган, который финансировался бы участниками рынка.

Несколько раз вносил свой законопроект о мегарегуляторе и депутат Госдумы Валерий Зубов, но его документ также не поддержали.

По мнению А.Тимофеева, в принципе ФКЦБ, а затем ФСФР постепенно формировалась как мегарегулятор, присоединяя одно за другим полномочия по регулированию и надзору за участниками финансового рынка. "Решение о передаче полномочий в ЦБ является, с одной стороны, отступлением от этой логики, а с другой стороны, логично - развитие ФСФР как мегарегулятора всегда было ограничено, поскольку в ее нынешнем статусе она не могла претендовать на регулирование кредитных организаций", - считает он.

СОГЛАСОВАТЬ СО ВСЕМИ

Особое положение ФСФР в структуре правительстве давало свои плюсы и минусы.

По словам О.Вьюгина, в структуре правительства служба является ведомством "второго сорта". Даже если служба непосредственно подчиняется правительству, все равно это не министерство: она финансируется по более низким тарифам, плюс все законодательные инициативы, все постановления и указы правительства должны были проходить согласование в других ведомствах. "А это ключевой вопрос для регулирования", - считает О.Вьюгин.

Он вспоминает, что согласование законодательных инициатив службы с другими ведомствами все время шло довольно туго: министерства считали, что ФСФР у них в подчинении. В конце концов, это вылилось в то, что Минфин стал отнимать у ФСФР функции не только по законодательным инициативам, но и даже по нормативному регулированию. "Эта тенденция обозначилась сразу, но когда я работал главой службы, этому удавалось достаточно эффективно противостоять", - сказал экс-глава ФСФР.

"Практически любой закон, инициированный службой, проходил долгое согласование - у ЦБ, Минфина, Минэкономразвития и ФАС. Компромисс достигался очень долго, законы торпедировались, что очень замедляло работу, а со стороны, возможно, создавало ощущение неэффективности работы", - вспоминает В.Стрельцов.

МИНФИН VS ФСФР

В начале 2011 года было принято решение передать ФСФР Федеральную службу страхового надзора, которая находилась в подчинении Минфина, но одновременно ФСФР лишилась законодательной инициативы, которая была передана в Минфин. Когда министр финансов одновременно являлся вице-премьером, курирующим финансовый рынок, было не особо принципиально, какая служба к какой присоединится. В апреле 2011 года главой ФСФР стал Д.Панкин, ранее работавший под руководством министра финансов Алексея Кудрина.

По словам В.Стрельцова, когда ФСФР лишилась законодательной инициативы, фактически она оказалась в подчинении уже не правительству напрямую, а Минфину. "На мой взгляд, это и был переломный момент, итогом которого стало упразднение ФСФР. Дальше события уже развивались предсказуемо: Минфину проще разговаривать не с двумя регуляторами, а с одним - родилась идея присоединить ФСФР к ЦБ", - считает он.

По мнению А.Саватюгина, передача законотворческой инициативы в Минфин являлась логичным завершением административной реформы 2004 года. "Мне, как сотруднику Минфина, до сих пор остается непонятным: в чем специфика финансовых рынков в отличие, например, от сельского хозяйства или строительного рынка, чтобы регулировать его как-то по-особенному? Почему заявленный принцип административной реформы 2004 года не был доведен до конца и этому не дано объяснений?" - говорит он.

Кроме того, отмечает А.Саватюгин, неправильным является и то, что разные сегменты финансового рынка - банки, профессиональные участники рынка ценных бумаг, НПФ, страховые компании, кредитные кооперативы, микрофинансовые организации, ломбарды, форекс, факторинговые и лизинговые компании - регулируются принципиально разными способами. "Была необходима общая логика регулирования", - считает он.

Возможно, ситуация для ФСФР и в целом для небанковского финансового рынка сложилась бы иначе, если бы А.Кудрин довел административную реформу Козака до конца, а не покинул внезапно свой пост.

"По непонятным для меня причинам пошло наступление на ФСФР: сначала лишили части полномочий, потом стали требовать сокращения численности и финансирования. Я понимаю, если бы Минфин захотел под себя это взять, но Минфин с удовольствием отдал это ЦБ. Для меня это осталось непонятной ведомственной игрой", - говорит О.Вьюгин.

По его мнению, возможно, чтобы защитить ФСФР, надо было изначально двигаться в другую сторону: нужно было создать комиссию по ценным бумагам с подотчетностью законодательной власти и частично президенту, как был создан ЦБ.

ЛЕГЕНДАРНОЕ СОВЕЩАНИЕ У ШУВАЛОВА

После отставки Алексея Кудрина в сентябре 2011 года ФСФР вскоре оказалась в поле чиновничьих интриг.

По словам А.Саватюгина, той осенью президент Дмитрий Медведев провел совет по финансовым рынкам, на котором глава Сбербанка (РТС: SBER) Герман Греф сделал доклад о мерах, необходимых на финансовом рынке, одним из пунктов которого был возврат законодательной инициативы обратно в ФСФР. "И хотя этот пункт и не был озвучен вслух, из презентации он перекочевал в поручение президента оценить целесообразность возвращения ФСФР законодательных полномочий", - сказал он.

Как говорили ранее агентству "Интерфакс-АФИ" два источника на финансовом рынке, уже весной 2012 года первый заместитель председателя правительства Игорь Шувалов заговорил о возможном присоединении ФСФР к ЦБ.

Стоит отметить, что у Шувалова и ранее возникал интерес к финансовому рынку. В 2008 году указом Д.Медведева был создан совет по финансовым рынкам при президенте, главой которого был назначен И.Шувалов, а ответственным секретарем, который имел право в отсутствии главы совета проводить заседания и давать указания, Владимир Миловидов. Через некоторое время указ поменяли, и главой совета уже стал А.Кудрин. После отставки последнего совет ни разу не собирался.

По одной из версий, обсуждавшихся на рынке, первоначально среди мотивов тех, кто продвигал идею создания мегарегулятора, могло быть "трудоустройство" Алексея Кудрина: занявшись объединением двух ведомств, он уже не смог бы претендовать на более высокие посты. В итоге Кудрин предложение возглавить ЦБ отклонил, но идея мегарегулятора уже жила своей жизнью.

После доклада Г.Грефа на президентском совете Д.Панкин заказал Ernst & Young исследование по обзору мировых практик регулирования финансового рынка, выводы которого были активно им использованы в борьбе за возврат ФСФР законодательной инициативы, а также за существенное увеличение штата сотрудников и в целом финансирования службы.

В конце августа 2012 года у И.Шувалова состоялось совещание по развитию финансового рынка в России. Как рассказывали источники агентства, от совещания не ожидалось ничего необычного: Д.Панкин должен был выступить с докладом о необходимости усиления ФСФР, не исключалось, что И.Шувалов его поддержит. Тем не менее, от ЦБ на совещании присутствовали и председатель - Сергей Игнатьев, и его первый заместитель - Алексей Улюкаев. Д.Панкин занял место рядом с И.Шуваловым, который в начале совещания предложил не заслушивать доклад, а обсудить идею присоединения ФСФР к ЦБ и создания мегарегулятора.

По словам Д.Панкина, кардинальная проблема службы была в изменении вектора надзора: надо было перейти от вектора формального соблюдения правил к вектору понимания уровня рисков, которые несет компания, к действиям по предотвращению этих рисков, контролю за манипулированием и инсайдом и т.д. Он отметил, что при тех ресурсах и бюджетных ставках, которые были у ФСФР, это невозможно.

"Если мы ставим перед собой такие задачи, надо решать вопрос и с кадрами, и с уровнем зарплат, чтобы вытащить высококвалифицированных специалистов, решить вопросы с программным обеспечением. Я вполне понимаю ситуацию с точки зрения правительства. Есть ряд органов исполнительной власти, каждый из которых выполняет исключительно важные функции, у каждого есть сто и один аргумент, почему именно он должен получить большую зарплату и больший штат", - считает Д.Панкин.

Как сообщил агентству "Интерфакс-АФИ" источник на финансовом рынке, исследование Ernst & Young сыграло тогда против Д.Панкина, поскольку в нем одним из вариантов разрешения ситуации указывалось как раз создание мегарегулятора на базе ЦБ.

По мнению А.Саватюгина, решение о создании мегарегулятора с точки зрения бюрократической теории можно было принимать, а можно было не принимать: есть доводы и за, и против. "Мое личное мнение, что это решение носило чисто субъективный характер и отвечало чьим-то личным амбициям, под которые в дальнейшем подводились объективное обоснования. Если бы руководство ФСФР вело себя тогда по-другому, вполне можно было бы существовать без объединения регуляторов", - считает он.

ИРОНИЯ СУДЬБЫ

Как ранее сообщали агентству источники и подтвердил А.Саватюгин, оппонентом идеи создания мегарегулятора была администрация президента в лице помощника главы государства Эльвиры Набиуллиной и руководителя экспертного управления Ксении Юдаевой.

"Гримаса истории проявилась в том, что именно Эльвире Набиуллиной (в июне возглавила ЦБ - ИФ) придется проводить присоединение ФСФР", - отмечает А.Саватюгин.

По информации источников агентства, К.Юдаева в ближайшее время также перейдет в ЦБ - на пост заместителя председателя, курирующего денежно-кредитную политику.

ПСЕВДООБЩЕСТВЕННЫЕ ОБСУЖДЕНИЯ

В октябре прошлого года Владимир Путин предложил обсудить идею создания мегарегулятора с экспертами.

"Правительство предлагает объединить ФСФР на базе Центрального банка. У этой идеи много сторонников, есть и оппоненты. Я предлагаю банковскому и инвестсообществу, всем заинтересованным сторонам подключиться к обсуждению этого вопроса", - сказал он, отметив, что "сделать это нужно оперативно", так как с решением этого вопроса лучше не затягивать.

После такого предложения рассчитывать на иное решение не приходилось. Был проведен ряд заседаний "открытого правительства". Несколько участников этих заседаний рассказывали тогда агентству "Интерфакс-АФИ", что фактически решение о создании мегарегулятора уже принято и теперь ищется обоснования этого решения. Активным защитником ФСФР на "открытом правительстве" выступал замглавы службы Александр Синенко, хотя на тот момент Д.Панкин уже перестал открыто поддерживать идею сохранения ведомства. Через месяц А.Синенко был назначен полпредом правительства в Госдуме.

По словам председателя наблюдательного совета группы компаний "Алор" Анатолия Гавриленко, участникам рынка пока мало понятна будущая система надзора и регулирования, как и самим организаторам создания этого мегарегулятора. "Хотя официально власть считает, что она учла и посоветовалась с экспертным сообществом насчет создания этого "Мега", большинство участников рынка так не думает и оценивает целесообразность этого решения очень скептически", - сказал он.

ПОЧЕМУ НЕ ПАНКИН?

Информация о том, что Д.Панкин может не получить место в ЦБ РФ после ликвидации ФСФР, появилась в начале лета. Источники агентства говорили, что он перейдет на работу в один из международных институтов, например, во Всемирный банк. Также источники говорили, что Службу Банка России по финансовым рынкам возглавит Сергей Швецов.

В середине августа эта информация получила официальное подтверждение. Д.Панкин в интервью "Интерфаксу-АФИ" сообщил, что принял решение не писать заявление о переходе в ЦБ, а на следующий день было объявлено о назначении главой службы С.Швецова.

Ряд источников агентства считает, что Д.Панкин неправильно провел аппаратную игру, настроив против себя некоторых членов правительства, перестав, таким образом, быть компромиссной фигурой. По утверждению чиновника одного из ведомств, "Панкин практически саботировал решение Шувалова создать мегарегулятор, пытаясь разрешить ситуацию через аппарат президента".

"Назначение Швецова - свидетельство проигрыша ФСФР и его руководства, которые и бюрократически, и политически проиграли битву, которую можно было не начинать, а, начав - выиграть", - сказал один из источников агентства.

ОПАСЕНИЯ РЫНКА

Вне зависимости от фигуры руководителя Службы Банка России по финансовым рынкам, у самого рынка вызывает сомнение способность ЦБ проводить политику по развитию небанковского финансового сектора.

А.Гавриленко к созданию мегарегулятора относится очень сдержанно. "Смущает непроработанность самого решения, отсутствие концепции создания и, как следствие, выстраивание на ходу всей будущей системы надзора и регулирования. Беспокоит отсутствие опыта у ЦБ регулирования небанковского финансового рынка и присутствие у него явного конфликта интересов, который сложно устраняется в обозримой перспективе", - говорит он.

По словам А.Тимофеева, важно, чтобы ЦБ, наконец, вышел из капитала "Московской биржи" (РТС: MOEX): "Для нее не должно быть никаких сомнений - кто ее регулятор, а кто клиенты".

С.Швецов после объявления о своем назначении уже заявил, что намерен просить освободить его от должности члена наблюдательного совета "Московской биржи". Но пока о давно объявленных планах ЦБ выйти из капитала биржи ничего нового не слышно.

По словам А.Гавриленко, многое зависит от готовности мегарегулятора учитывать мнение участников рынка при принятии важных решений и построения самой системы саморегулирования: "Небанковский финансовый рынок традиционно отличается от банковского довольно большой демократичностью и креативностью. При СССР были прекрасные банки, но ни одной биржи и никакого срочного рынка. Этот рынок очень чувствителен к демократии. Я не против единого регулятора. Но сомневаюсь в высокой эффективности регулирования из одного ведомства фондовых и товарных рынков, не говоря уже о техосмотре автомобилей".

О.Вьюгин считает вероятным, что ЦБ не будет уделять серьезного внимания небанковским финансовым институтам, будет потихоньку "нивелировать эту проблему", развивая банковский сектор. "Тогда правительство, в принципе, может сильно не беспокоиться, если, конечно, ему не будет интересно развитие негосударственных пенсионных фондов, страхования и так далее. Но, мне кажется, что правительство в этом кровно заинтересовано, во всем мире эти институты играют большую роль. Скорее всего, правительство будет пытаться ЦБ направить по этому пути", - говорит он.

По его мнению, магистральный путь должен состоять в развитии как отдельной индустрии институциональных инвесторов, посредников на этом рынке (не банков), инвестиционных консультантов (небольших компаний, которые не принимают на себя клиентский риск) и, конечно, инфраструктуры.

В.Стрельцов также указывает на опасность сворачивания небанковского финансового рынка, которые в перспективе может полностью уйти за рубеж. "Возможно, какой-то сервис для частных клиентов останется, но крупные инвестиционные сделки будут проходить за рубежом. Открытие полного доступа к рынку для Euroclear и Clearstream ускоряет этот процесс в геометрической прогрессии", - считает экс-замглавы ФСФР.

К сожалению, ЦБ отнюдь не является идеальным мегарегулятором - для него регулирование небанковского финансового рынка всегда будет второстепенной функцией вне зависимости от того, кто будет курировать в банке это направление", - считает А.Тимофеев.

Он отметил, что велик риск унификации участников небанковского сектора на базе подходов, сформировавшихся в отношении кредитных организаций.

Д.Панкин признает существование риска того, что ЦБ не будет должного внимания уделять небанковскому финансовому рынку. "Новому руководству службы нужно приложить все усилия, чтобы было должное внимание к финансовым рынкам, чтобы не стригли всех под одну гребенку, чтобы была учтена в должной степени специфика небанковских рынков. Чтобы автоматом банковские принципы не были распространены на всех участников рынка", - предупреждает он.

"Может быть, ЦБ будет не так много внимания уделять небанковскому финансовому рынку, может быть, и слава богу: будут сами развиваться", - считает А.Саватюгин.

Глава нового регулятора видит ситуацию несколько иначе. "В отношении профессиональных участников рынка ценных бумаг, брокеров и дилеров, я считаю, что эта индустрия уже отстроена и не требует стольких инвестиций в регулирование, как, например, НПФ и страховые компании. Но сказать, что ЦБ не будет уделять им достаточного внимания, нельзя", - заявил агентству "Интерфакс-АФИ" С.Швецов.

ВАРИАНТОВ БЫЛО НЕМНОГО

Справедливости ради стоит отметить, что причиной потери позиций ФСФР стали не только нюансы аппаратной игры, но и ослабление в целом небанковского финансового рынка, в том числе его огосударствление, его неспособность пережить кризис 2008 года. Первой ласточкой этой тенденцией стала покупка Сбербанком инвесткомпании "Тройка Диалог", которая в свое время была сильным лоббистом в правительственных кругах. Затем, остальные крупные российские инвестдома продали ММВБ биржу РТС для покрытия своих убытков.

По словам А.Саватюгина, кризис 2008-2009 года подтолкнул власти к пониманию того, что проблемы на фондовом рынке оказываются проблемой всей страны, а не только узкой группы спекулянтов. При этом, отметил он, основную роль по выходу страны из кризиса сыграли Минфин, ЦБ, Минэкономразвития и в целом Белый дом. "ФСФР единственно, чем прославилась, так это совершенно, на мой взгляд, неправильными решениями о приостановке торгов по нескольку раз в день. Это было полной дезориентаций, это все равно, что на трассе несколько раз в день перекрывать движение транспорта якобы для обеспечения безопасности дорожного движения", - считает он.

"Как участник рынка я никогда особенно не был доволен регулированием и надзором, но всегда очень уважительно относился к людям, которые этим занимались. В нашей стране это ведомство никогда не пользовалось у власти должным уважением, как и наши высокие чиновники не отличались пониманием самого фондового рынка", - говорит А.Гавриленко.

По его мнению, в условиях российских экономических реалий небанковский финансовый рынок играет второстепенную роль. "Этот рынок часто слишком сложен, а подчас совсем непонятен для многих чиновников. Это рынок исключительно рыночный, а не директивный. А на это согласиться при нынешней строгой вертикали власти бывает очень сложно. Чиновникам всё время хочется порегулировать биржевыми ценами. Особенно на товары", - сетует он.

О.Вьюгин считает, что развитие рынка зависит от желания государства. "Да, политика государства ориентирована на развитие банковского сектора, занимался этим всесильный ЦБ в партнерстве с Минфином. А кто занимался развитием небанковского финансового рынка в стране? ФСФР в борьбе с Минфином и с Минэкономразвития и в какой-то степени с Банком России. В результате, где были серьезные ресурсы, там и было развитие".

НПФ, ДЕРЖИСЬ!

НПФ и страховые компании, в отличие от остальных участников рынка, может ждать более интересная судьба. Отказавшись от идеи взрастить в стране внутреннего частного инвестора, правительство направило свои усилия на создание внутреннего институционального инвестора - негосударственные пенсионные фонды и страховые компании.

Сейчас, насколько я понимаю, идет разворот в связи с пенсионной реформой, в связи с тем, что страховой бизнес должен играть в экономике большую роль. Сейчас есть понимание, что и на это направление нужно обращать внимание. Создание страховых фондов для страховых компаний и негосударственных пенсионных фондов - это огромный шаг вперед: создание в свое время системы страхования вкладов дало серьезный толчок к развитию банковской системы. Посмотрим, насколько велико это понимание", - говорит О.Вьюгин.

С.Швецов сообщил, что в ближайшее время у рынка появится ряд новых инструментов, будут приняты меры по усилению защиты потребителей услуг. В частности, напомнил он, в июне правительство уже приняло новую стратегию развития страхового рынка до 2020 года, в котором значительная часть вопросов посвящена новым видам страхования, созданию условий для привлечения капитала в страховую индустрию и повышению финансовой грамотности населения.

"Также идет дискуссия по развитию негосударственных пенсионных фондов. Есть понимание, что для обеспечения финансовой стабильности страны необходим российский инвестор с длинными деньгами, то есть пенсионный и страховой рынки должны стать основой финансовой стабильности", - заявил С.Швецов.

Как сообщил агентству "Интерфакс-АФИ" замминистра финансов Алексей Моисеев, было несколько причин передачи ЦБ функций ФСФР, которые резко поставили перед правительством вопрос о том, что делать с надзором на финансовых рынках.

Первый ряд причин, по его словам, связан с оценкой ситуации в России. "На сегодняшний день, мы сделали активный фокус на развитие пенсионного обеспечения через НПФ и компании накопительного страхования жизни. Причем этот вопрос является приоритетным для правительства как с точки зрения обеспечения благосостояния граждан, уходящих на пенсию, так и с точки зрения обеспечения длинных денег для экономики", - заявил он.

По его словам, анализ работы финансовых рынков развитых стран указывает на то, что основным источником длинных денег являются не банки и тем более не государственные инвестиции, а именно частные деньги длинной природы, то есть деньги людей, которые 20-30 лет копят себе на пенсию. "Стало понятно, что в России надо строить для этого инфраструктуру. Когда мы стали анализировать российскую действительность, то поняли, что, во-первых, эта отрасль у нас регулируется несколькими ведомствами: Минфин, Минтруд, ФСФР и немного Банк России. Во-вторых, что надзор ФСФР в том виде, в котором служба существовала, не осуществляется на качественном уровне", - объясняет замминистра финансов.

По его словам, из всех вариантов лучше ЦБ в России ничего нет. "Мы видим, что во время кризиса у нас не то что не было оттока в депозитах, у нас, наоборот, был приток из-за высокого доверия граждан к системе страхования вкладов. Мы также знаем, что Банк России довольно качественно регулирует и надзирает за банками. Конечно, у ЦБ были проблемы, но, по большому счету, он сам их решал", - сказал он.

Кроме того, отметил А.Моисеев, в случае кризиса возможность ЦБ реагировать на стремительное развитие ситуации намного выше, чем у правительственного аппарата: "Если будет назревать финансовая нестабильность в том или ином секторе рынка или в компании системного значения, то Банк России сможет принять решение на совете директоров, им не надо проворачивать бюрократическую машину, которая есть в правительстве".

Еще одним катализатором передачи полномочий ФСФР в ЦБ, по его словам, является процесс унификации регулирования финансовых рынков в рамках создания единого экономического пространства между Белоруссией, Казахстаном и Россией.

По словам Д.Панкина, решение об объединении было принято продуманно: "Были взвешены все плюсы и минусы, не скажу, что это решение ошибочное. Под ним были четкие основания и четкая логика. Сейчас задача - реализовать тот положительный потенциал, который был в этом решении. Но реализовать уже внутри ЦБ".

ОДИН ХОЛДИНГ - ОДИН ИНСПЕКТОР

Одним из первых шагов после 1 сентября может стать объединение инспекций ЦБ и ФСФР. Необходимость единого регулирования участников финансовых холдингов также являлась одним из объяснений причин передачи полномочий службы в Банк России.

Как сообщил А.Моисеев, обзор мировой практики, который был заказан у одной консалтинговой компании, показал, что консолидация надзора на финансовых рынках, когда в одной группе существуют банк, страховая компания, пенсионный фонд и так далее, приводит к снижению регуляторной нагрузки на рынки. "Сейчас мы предполагаем, что после передачи полномочий первым шагом реорганизации станет объединение инспекций ЦБ и службы, тогда в финансовый холдинг будут приходить не несколько инспекторов, а один", - сказал он.

"Мы видим и должны использовать синергетический эффект от присоединения службы, прежде всего в снижении регуляторной нагрузки на финансовый рынок, в особенности на финансовые холдинги", - сообщил С.Швецов.

По его словам, в ЦБ уже есть примерный план действий по организационному построению службы после 1 сентября: "Но я пока не хотел бы его раскрывать, так как он требует уточнения и детализации. Вполне возможно, что будут объединены инспекции службы и ЦБ, но в первую очередь это коснется банков, которые являются одновременно профессиональными участниками рынка ценных бумаг".

ЕЩЕ О ПЛЮСАХ МЕГАРЕГУЛЯТОРА

По словам С.Швецова, присоединение ФСФР ускорит процесс согласования нормотворческих и законодательных инициатив. "С Минфином мы конструктивно взаимодействуем по предстоящим решениям", - отметил он.

Помимо изменения на пенсионном и страховом рынке, от ЦБ в ближайшее время можно ожидать принятия мер по усилению зашиты прав инвесторов. Так, по словам С.Швецова, на встрече глав центральных банков России, Казахстана и Белоруссии в рамках единого экономического пространства одним из пунктов повестки стоит вопрос о защите потребителей услуг так называемых форекс-клубов.

Кроме того, говорит он, у ЦБ есть понимание необходимости выйти на качественный уровень по противодействию использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком.

"Сейчас для нас главное - это сохранить кадровый потенциал ФСФР и обеспечить непрерывность выполнения функций службы. Важной задачей также является сохранение know how ФСФР, в том числе в части взаимодействия с профессиональным сообществом", - заявил он, выразив надежду, что взаимодействие с участниками выйдет на новый качественный уровень с принятием разрабатываемого законопроекта о саморегулируемых организациях (СРО) на небанковском финансовом рынке.

По словам А.Тимофеева, саморегулируемые организации могли бы взять на себя часть функций государственного регулятора, и в частности ответственность за малый и средний финансовый бизнес. "К сожалению, законопроект о саморегулировании на финансовых рынках, который сейчас обсуждается, мало отвечает этой задаче, а более посвященный другой задаче - сделать саморегулируемые организации филиалами ЦБ", - считает он.

По мнению нескольких источников на рынке, реальное усиление саморегулирования на рынке вряд ли возможно ввиду тенденции объединения всего и вся. "Скорее всего, НАУФОР присоединится к НФА, ведь именно последняя всегда являлась ассоциацией при ЦБ РФ", - говорит один из них.

Д.Панкин считает, что система саморегулирования будет "большим вопросом" для единого регулятора. По его словам, при наличии значительных ресурсов можно больше функций забрать регулятору, уменьшив полномочия СРО, а при ограниченных ресурсах можно принять другое решение: пусть проверки осуществляет не госорган, а СРО. "Везде есть плюсы и минусы, надо гибко смотреть. Если будет жесткая установка, что необходимо ограничить затраты, сократить численность надзорных блоков - можно передать полномочия СРО", - говорит он.

По его мнению, сейчас есть полное понимание того, что нужно сделать - вводить пруденциальный надзор, вводить особый надзор за системно значимыми институтами. "Понятно, где надо повышать квалификацию сотрудников, где надо повышать зарплату и брать высококвалифицированный персонал, который в состоянии проводить серьезный экономический анализ. Уйти от "советского" типа службы: принес документы с номером с первого по девятнадцатый, получил лицензию. Не хватает четвертого пункта в девятнадцатом номере - следует отказ", - считает он.

По его мнению, от такого подхода необходимо перейти к более содержательному - смотреть, что за бизнес у профучастника, страховой компании, где сосредоточены риски, встречаться с учредителями, с менеджментом, пытаться снизить риски, которые несет в себе тот или иной финансовый институт.

При этом Д.Панкин признает, что внутри ЦБ это будет уже другая служба, другие взаимоотношения, не будет той степени свободы принятия решений: "Ведь ты становишься частью большой системы".

ПРАВИТЕЛЬСТВО МОЖЕТ ВЕРНУТЬ ПОЛНОМОЧИЯ

Многие эксперты указывают на необычность и даже странность поведения правительства, которое передало все полномочия ФСФР в ЦБ, являющийся по конституции независимым органом.

Как сообщил О.Вьюгин, когда шли дискуссии по присоединению ФСФР к ЦБ, были здравые мысли сохранить в рамках правительства структуру, которая занималась бы регулированием корпоративных действий, регистрацией эмиссий, разработкой правил корпоративного управления, правил по манипулированию и инсайду. Фактически это был бы институт по защите прав инвесторов, как это сделано в ряде развитых стран.

По его словам, приняв решение о полной передаче полномочий ФСФР в ЦБ, "правительство добровольно умыло руки", хотя регулирование и надзор за финансовым сектором являются частью экономической политики: "Каким институтам давать приоритеты развития, где прижимать".

"Неспроста президент начинает говорить о том, что ему не нравятся высокие процентные ставки, практически он косвенно начинает давить на ЦБ", - считает экс-глава ФСФР.

К стремлению правительства сохранить рычаг давления на ЦБ также можно отнести попытки навязать ему ответственность за экономический рост в стране и ввести представителей в совет директоров Банка России.

"Не стоит забывать, что первичная задача ФСФР состояла в управлении капиталом, в частности, у нее была такая функция, как регистрация проспектов эмиссий и выпусков ценных бумаг. Могу сказать, что ФСФР в своей работе на 30% занималась финансовым рынком и на 70% - управлением капиталом акционерных обществ. А насколько корпоративное управление близко к ЦБ? Ведь по сути это прерогатива правительства, особенно если это касается государственных компаний", - считает В.Стрельцов.

Он не исключает, что этот вопрос еще будет обсуждаться и, возможно, произойдет выведение из-под ЦБ вопросов корпоративного управления и передача их, например, в Минэкономразвития.

Единый регулятор для финансовых рынковПроектная группа №1